"Ленин и сейчас живее всех живых!"

Коллекция баек и анекдотов о вожде мирового пролетариата В.И.Ульянове (Ленине)
 


 
Новости
Наш Ильич
Воспоминания
Ленин и дети
к Юбилею
Наследие
Галерея
Вопрос-ответ
Разное
Ещё...
Красная Бурда
 
Без смеха
Песни
О проекте

 
Вадим Мольков

КАК ДЕДУШКА ЛЕНИН
КОНТРУ ВЫЯВИЛ, НО НИЧЕГО С НЕЙ ПОДЕЛАТЬ УЖЕ НЕ СМОГ
из серии "Рассказы старого большевика"

Дедушка Ленин был человек недалекий, можно сказать вообще дурак. Бегал по коридорам, да лозунги выкрикивал. И все норовил, падла такая, неожиданно подкрасться, да проорать в ухо: "Вхаг не дъемлет!", "Не спи, замейзнешь", "Вейной доогой идете товаищи", и тому подобную муть.

Однако поперву он здорово людям на мозги капать мог. Кто его первый раз услышит, - обалдевал от удивления - маленький, лысенький, толстенький (во время гражданской войны его Надежда Константиновна так откормила - жилетка мала стала, а другую он никак не соглашался одевать - он и мыться-то не любил, не только белье менять, даже исподнее), а руками на трибуне машет, говорит хоть и картаво, но складно - часами. А то, что не понятно ничего, так народ ведь как думал - это мы серые, необразованные, понять не можем, а он сразу видно - голова! Да и лысина его сверкала, что твои штиблеты. Издалека видать было. Раз он вместо вазелина, попытался ее гуталином намазать, но Надежда Константиновна его в таком виде из дома не выпустила, - пригрозила, если будет баловать отстегать ремнем. Но это так, к делу не относится...

Так вот. Достал дедушка Ленин к концу гражданской всех так - мочи нет. Ну кто стерпит - идет вождь мирового пролетариата по улице и орет дурным голосом: "Гхабь нагхабленное". Ну, народ ясное дело, как команду услышит, сразу грабежом начинает заниматься, в массовом, так сказать масштабе. А что "гхабленное", что не "гхабленное" разобрать не было никакой возможности. Один казначей перед трибуналом оправдывался, что миллион золотом в банке спер только из-за команды Ильича. Но его все равно расстреляли. Золото, правда, так и не нашли. Говорят, он его в какой-то фонд мировой революции перечислил. Что за фонд и нафиг ему стоко денег, когда самим жрать было нечего, это так и осталось неясным.

Ну и в результате, году этак в 23-ем собралось революционное правительство, подумало, прикинуло, а что с дедушкой Лениным делать, никак не поймут. Феликс Эдмундович уж, на что железной воли был человек, а и то вскричал в сердцах: "Расстрелять его гада, как контру и правого уклониста!". Очень уж зол был он на дедушку Ленина.

Троцкий, однако, предложил его отправить в первые ряды на какой-нибудь театр военных действий. Пусть, мол, вождь погибнет достойно, защищая правое дело. А не прибьют его там враги, так все можно списать на случайную пулю. И тогда дедушку Ленина будут почитать в веках как великомученика и борца за правое дело. Предложение было всеми воспринято благосклонно, только Бухарин, добрая душа, предложил дедушку Ленина для надежности сначала цианистым калием напоить, но мадеры с пирожными не давать, а то вон с Гришкой Распутиным сколько пришлось повозиться, чуть не ушел!

И уж совсем решили план одобрить, как Джугуашвили голос подал:
- А еслы он сбэжит?
- Как это сбежит? - переполошилось революционное правительство.
- А вот тэк. Вазмэт и сбэжыт за граныцу пысать мэмуары. Как мы с вами будэм в них изображэны, ви подумали? - отвечает Иосиф Виссарионович.

Тут уж совсем переполох начался. Дзержинский кричит: "Я его гада сам пристрелю!". Троцкий предлагает повесить по-тихому, а все списать на происки мировой буржуазии. Бухарин же флакончиком с цианистым калием размахивает. Только Коба молчит и ухмыляется. Поухмылялся эдак с часик, а потом и говорит:
- Его надо ызолыровать.
- Что с ним сделать? - переспрашивает Троцкий.
- Ызолыровать. Потыхому помэстить под арэст гдэ-нибудь на дачэ вместе с его женой. Он там побэсится, побэсится, да и загнэтся от скуки. А повар, товарищ Шэнидзе, эму поможэт. А народу объясным, что дэдушка Лэнин надорвался от работы на благо людэй. - отвечает Иося.

Предложение Сталина (его, правда, тогда еще никто так не называл, все больше Коба, да "Джушка сбегай за пивом", это уж потом к нему приклеилось "Сталин". Вернее он сам велел себя так называть - говорил, звучит красиво и выговаривать проще, чем Джугуашвили) вызвало всеобщую поддержку. Не долго думая, решили дедушку Ленина вывезти в Горки, на дачу. Никого к нему не пускать, а телефон обрезать.

Но была одна закавыка, - сам вождь никак не согласится поехать. Но и тут нашли выход. Сказали ему, что Николка опять в Питере трон захватил, велел всех большевиков вешать без разбору и поэтому дедушку Ленина немедленно надо отправить для безопасности в Швейцарию, чтобы он значит, новую революцию готовил. Дедушка Ленин сначала испугался до судорог, - все норовил под стол залезть и спеть "Боже царя храни"(надо сказать, что к тому времени дедушка Ленин совсем на голову слаб был. Он и забыл, что по его же настоянию Романовых вместе с Николашкой уж лет пять, как расстреляли).

Ну, попугался он, попугался (даже в штаны наложил, - но не сказать чтоб уж много, а так - "по-маленькому"), а потом так даже обрадовался - ему Россия обрыдла по самое нихочу. И то правда - никто его не слушает, на трибуны лазить не дают, а "еболюционные матросики" завидя его начинали плеваться и очень ругались. Причем по матерному и, не стесняясь в выражениях.

Так и погрузили его в машину без всяких происшествий. Только сначала он потребовал у Надежды Константиновны платье (помнил еще стервец, как Керенский сбег), нарядился в него, а Крупскую заставил выбриться наголо и бородку наклеить. Надежда Константиновна, ясное дело, брыкалась по-первости сильно. Очень уж ей бриться не хотелось. Но дедушка Ленин сказал: "Вы матушка должны постъадать за миховую еболюцию!", а Сталин пригрозил трибуналом, - она и согласилась.

Ну, повозили их часа четыре округ Москвы, потом привезли в Горки и сказали дедушке Ленину: "Это Швейцария. Приехали дедушка Ленин". Вождь обрадовался, запрыгал, скинул платье вместе с колготами и подвязками, сказал Надежде Константиновне: "Что-то вы матушка сегодня пьемейзко выглядите" и потребовал собирать митинг "еболюционных швейцарцев". Коими и стали 20 человек охраны, повар Шенидзэ и Надежда Константиновна (от вида которой даже собаки выть начинали).

Так и стал дедушка Ленин жить да поживать. Счастлив был без меры. А то как же. С утра - "еболюционный митинг" (20 человек охраны, повар Шенидзэ и Надежда Константиновна), после обеда - он же и в том же составе, и перед сном короткое обращение к "швейцарским тхудящимся". Всего-то на час-полтора.

А попытки дедушки Ленина в Женеву слинять пресекались на корню. В конце концов, его даже пришлось привязать к коляске. Уж больно прытко бегал, - охрана не поспевала. А тут и повар Шэнидзэ не подкачал.

Вот так и погиб вождь мирового пролетариата. А бабу ту, что будто бы в дедушку Ленина стреляла, для блезиру повесили. Чтоб было на кого смерть вождиную списать. Да... Такие вот дела.

Правда, говорят, что перед самой смертью у вождя вроде как прояснение в мозгу наступило, - стрихнин так подействовал, и он разоблачил контрреволюционный заговор "еболюционного пхавиельства" и даже будто бы и письмо какое-то написал. Брешут собаки. Не было такого. Ему и чернил-то не давали, не то что бумаги. Бумагу он все норовил поджечь, стервец. А раз, когда недоглядели, аж шторка в зале загорелась, а он все прыгал вокруг да кричал (пока ее тушили), что это "пожал миовой еболюции!".

 


Rambler's Top100


Новости :: Наш Ильич :: Воспоминания :: Ленин и дети :: к Юбилею
Наследие :: Галерея :: Вопросы и Ответы :: Разное :: Еще...
Красная Бурда :: Без смеха :: Песни :: О проекте